alexvelikoross

Categories:

Мрак русской деревни

Пишу под впечатлением. Пишу одну фразу : а ведь был в самом деле  мрак , ведь даже в 1911-1912 году и то был голод... Потом Советские голодные годы 1921,1933,1947. Бедный русский крестьянин ты один нёс крест! тяжелый крест империи ... —https://aftershock.news/?q=node/557042#comments 

Русская крестьянская смерть — тихая. Наш мужик даже и умирая от голода, словно стремится не тревожить любезное начальство, так как знает, что у этого начальства и без того много забот о нём.


— Две старухи у меня в приходе умерли,— рассказывал мне другой испуганный батюшка.


— От голода?


— Да,— опасливо сказал он.


Им было за шестьдесят. В трудовой крестьянской семье они были обузой, так как далее прясть не могли,— руки тряслись и глаза были плохи. Словом, работы от них не видели, а пищу им подавай. Когда был урожай, на них в семье смотрели молча, равнодушно. Но подошёл голод, и бедные старухи стали лишними, ибо, не производя, потребляли ценности. Им открыто заявили:


— Умирайте!


Старухи сами искренно желали своей смерти, ибо были убеждены, что жить они права не имеют.


— Не работницы мы... Поэтому и жить нам не стоит. Зря только хлеб едим.


Но смерть сначала отнеслась к ним юмористически: как они ни звали, не приходила. Когда голод усилился, само собой создалось положение, что старух стали „обносить". Нынче дадут кусок, завтра „забудут". Ребята едят, сами хозяева (сын и дочь старух) тоже жуют, а старухам нет. Они уж знают причину и не просят. Делалось это не потому, что сознательно хотели уморить голодом, — нет, просто хлеба осталось мало. Есть в сусеке пуд, но это последний пуд. Съедят его,— надо будет вести на базар лошадь, продавать ее за 6 рублей. А с лошадью уж закрывался для семьи горизонт. Помощи не было ниоткуда.


Рассуждения были страшно логичны: старухам все равно помирать, а из ребят работники выйдут. Когда корабль тонет, сбрасывают груз в море. И если нужно сбросить человека, то те, кто остаются жить, не задумаются это сделать.


Старухи, не доедая, стали слабеть. А потом легли на постель и объявили, что он умирают. В семье стали креститься:


— Слава Богу! Лишний рот с плеч долой!


Крестились и старухи:


— Слава Богу.


Они пожелали причаститься и перед исповедью сказали священнику:


— Голодно, батюшка...


— Давно ели?


— Вчера сын кусок дал, пожалел. Ему, кормильцу, невмоготу: хлеба-то нет, а семья вон какая!


Священник принес умирающим хлеба. Потом зашел навестить. Старухи ему сказали: — Хлеб-то твой ребятенки-внуки растаскали. Голодные ведь… Мы не успели куска в рот взять... Он снова принес им хлеба. Но дети опять растаскали. Наконец, он дал женщинам кусок и остался сидеть около них. Ребята подскочили и стали вырывать у них хлеб. Произошла свалка. Слабые старухи защищались, не давали, прятали кусок под одеяло, спешили есть. А голодные ребята рвали... В конце концов старухи умерли:


— От «слабости»...


Такова общая типическая смерть, Я всюду слышал рассказы о ней. Они варьировались. Там умерли так старухи, тут — старики, а в ином месте — Дети.

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.