Алексей Александрович Уваров (alexvelikoross) wrote,
Алексей Александрович Уваров
alexvelikoross

Categories:

Читая Вадима Филатова...

                                    (  это  тот , что в  жж   vadim88) -- так  вот,нарвался  там  на то как " скинхед"   за  одно  высказывание    назвал  Шопенгауэра   ублюдком(в 2006)--если я б участвовал , зная  свой склочный (когда  дело  касается  мне  близких) характер--- я  бы  устроил  "дисскуссию".

Нельзя  за одну   фразу  ставить  крест   на человеке!  Мы  не  "блатата"  и  не  горские абреки!Кстати,чтоб  вы  знали   нонешние  понятия   идут  с  "блатных"  Одессы.Воспевайте и  раз так   и 7-40  они  тоже любили...(((

Только  всё не об этом ---это  мелочи  жизни,которые  решаемы  и преодолеваемы  русскими  людьми---глянет   русский  на  русского  острым  глазком --и всё понятно(  говорил Розанов) и не надо слов,вот что не понять европейцу.(Дурдом:)-тут мне  в голову пришло ,впервые кстати--а  азиату?ему  понятно?может  это наша черта -чисто азиатская?)

Поэтому  ,порою боюсь писать--одна мысль тянет другую, третью,--почти лытдыбр...От темы изначальной ушёл    весьма.

Вообще   Вадим 88   не приемлет  юмора,как и Майкл Б. Это  позиция.Не   буду  оспаривать- она  имеет субьективное   право  на жизнь,как  допустим  существование    всей   несуразности   нашего бытия.
Я   часто   тратил своё  время  "зря". Я   добивался   как  миниум  улыбок,как  максиум  так  громкого  смеха---
но  это  были ,те  люди ,что дороги  мне...

Вызывающий  смех  принимает    на себя  и  удар,и  некоторое, а может и немалое--хуле,шут-поражение в правах  ,но  он выше  этого,если он  осознано   на это идёт. Это  путь воина,который  избрал своим  оружием смех--говорю  про людей,  а не  клоунов  с   их  продажным  смехом.
извиняюсь,конечно upd3: рассказ Роберт Шекли "Стереотип"- их  тоже стало трое...:)прочитайте не пожалеете.... 
upd:http://www.vilavi.ru/raz/nush/1.shtml upd-2:В комменте нормальная  ссылка:) на  этого  великого чела,чьё  это --

Но я оглядываюсь назад совсем не для того, чтобы оплакивать безвозвратно ушедшие годы. Наоборот, я оглядываюсь назад для того, чтобы вволю посмеяться, так как именно теперь могу сказать: «Хорошо смеется тот, кто смеется последний!»

На свет божий я появился не один, нас было трое. Первый, лишь только открыл глаз, заплакал и с тех пор не расстается со слезами: в слезах проходит его жизнь. Второй, встретившись с первой заботой, уже не смог освободиться от них: в заботах проходит его жизнь. А третий, впервые засмеявшись, сделал смех своим неразлучным спутником: смеясь проходит он по жизни.

Жили мы в одном сердце, но пути у нас были разные.

Первый тащился по жизни, заливаясь горькими слезами. В мире он видел только зло и горе; все ему казалось мрачным и отвратительным. Небо над его головой всегда было затянуто тучами, а земля залита слезами. Он чувствовал всякую несправедливость, горе, и людские несчастья терзали его. Горько плакал он над чужими неудачами и над чужими могилами.

Второй шел по жизни, сгибаясь под тяжким бременем забот. То ему казалось, что солнце всходит не с той стороны, то его мучило, что земля не может крутиться в другую сторону, что реки не текут прямо, что моря глубоки, а горы высоки. С глубокомысленным видом он задумывался над каждым загадочным явлением, стремился познать его, брался за разрешение каких угодно проблем, но останавливался перед каждой трудностью; так и брел по жизни, сгибаясь под тяжестью забот.

А третий всю жизнь не переставал смеяться. С улыбкой на устах, с легким сердцем шел он по жизни, глядя на мир широко открытыми глазами. Он смеялся и над недостатками и над достоинствами, так как люди очень часто считают достоинствами самые отвратительные из своих недостатков. Он смеялся и над высокопоставленными и над униженными, так как высокопоставленные часто гораздо ничтожнее тех, кого они унижают. Он смеялся и над глупостью и над мудростью, так как человеческая мудрость очень часто представляет собой коллекцию людских глупостей. Он смеялся и над ложью и над правдой, так как для большинства людей сладкая ложь приятнее горькой правды. Он смеялся и над истиной и над заблуждением, так как истины в наш век обновляются чаще, чем заблуждения. Он смеялся и над любовью и над ненавистью, так как любовь очень часто эгоистичнее ненависти. Он смеялся и над печалью и над радостью, так как радость редко бывает без причины, тогда как печаль очень и очень часто беспричинна. Он смеялся и над счастьем и над несчастьем, так как счастье почти всегда изменчиво, а несчастье почти всегда постоянно. Он смеялся и над свободой и над тиранией, так как свобода часто просто фраза, а тирания всегда истина. Он смеялся и над знанием и над незнанием, так как всякое знание ограничено, а незнание не имеет границ. Одним словом, он смеялся над всем, смеялся… смеялся… смеялся…

И когда прошло полных шестьдесят лет (говорят, что это средняя продолжительность человеческой жизни), встретились все три путника в той самой душе, из которой вышли, и подвели итоги тому, что видели в мире.

Первым заговорил тот, что взвалил на свои плечи заботы всего мира:

— Утомился мой мозг, надломилась моя душа от забот о судьбах человечества.

— Но после твоих трудов, верно, меньше стало забот и легче стало жить людям?

— Нет, заботы неотделимы от человека. В них — условие развития человечества. Понял я, что отнять у человека заботы — значит, совершить тяжкий грех перед человечеством.

— А познал ли ты жизнь, через которую прошел?

— Нет, придавили меня заботы, головы от них не мог поднять я…

Тогда заговорил тот, кто всю жизнь плакал:

— Мои глаза опухли от слез. Моя душа истерзана тоской и людскими страданиями.

— Ну и как, меньше теперь стало страданий и несчастья?

— Нет. По-прежнему страдают люди, недаром сказано: «Жизнь — это боль. Без боли нет жизни».

— А видел ли и познал ли ты эту жизнь?

— Нет, слезы заволокли мне глаза, ничего я не видел, ничего не мог познать.

Тогда взял слово тот, кто всю жизнь смеялся:

— Челюсти мне свело от смеха, так много на свете смешного. Чем больше я смотрел на жизнь, чем ближе узнавал людей, тем громче смеялся. И даже сейчас, стоя одной ногой в могиле, при взгляде на пройденный путь я не могу удержаться от смеха.

Тому, кто смеясь прошел по жизни, поручаю я заполнить своими воспоминаниями еще чистые листы моей юбилейной книги, потому что только он видел жизнь.,

Tags: Смех --это Сила!
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment